Форум движения за возрождение отечественной науки
23 Сентября 2017, 12:23:25 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Форум движения за возрождение отечественной науки
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: 1 [2]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Финал крупнейшего научно-технического мошенничества ХХ века  (Прочитано 683 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Анатолий Михайлович Петров
Модераторы
Ветеран
*

Репутация: +67/-47
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 1076

Петров А.М.


« Ответ #15 : 29 Июля 2017, 10:28:24 »

Вот опять, после того, как чётко было доказано, что ни к реакциям, ни к бомбе сержант отношения не имеет, вы предлагаете отметить несуществующий вклад...
Я для себя открывал (тему) и себя убедил. Разобрался в вопросе.
В чём же Вы себя убедили? Реакции, акции. Но в то далёкое уже время все эти реакции были или под микроскопом, или в камере Вильсона. То есть, ин витро, в пробирке. А надо было переходить к тысячетонному производству, когда подходы, даже, что производить, были не ясны. Речь о 50-м годе! Что наши, что супостаты лихорадочно искали, что бы такое взорвать и как. Вдумайтесь, у супостата на вооружении криогенные бомбы! 1954 год! И они экспериментируют даже с элементом Бор 10, который нехило делится нейтронами на альфа-частицы, лихорадочно ища замену криогенным  компонентам. Дейтерид, тритид, литий-7, литий-6, это дерганья практиков. Где там гениальные провидцы из 48 и 49 годов?
Что-то Лаврентьев принёс, имхо. И хрена там обсуждать, знали - не знали, если не применяли и даже не собирались! Ожидали тысячекратного выхода от реакций синтеза гелия, а получали 1,5 и, в лучшем случае, около 5 с тритием по массовому выходу энергии. Дейтерий относительно дёшев, а тритий дороже плутония.
 В этой истории загадка в сочетании вечернего школьника и академиков под колпаком высшей власти в связи с термоядерным оружием и новыми идеями для физиков. Новые идеи у дилетанта! Где этот заносчивый Херодот? Он явно не дилетант, только идей не имеет.  Вот этот феномен надо обсуждать, поскольку он связан с весьма одиозной личностью Сахарова. Конечно, пацан не устоит против тренированных в карьерных битвах специалистов, высосут и скажут: мы и сами знали. Но факт "высасывания идей" из дилетанта-самоучки опровергнуть невозможно, как ни ври.
Классно, уважаемый Лехман. Вы правильно расставляете акценты.
По факту, в 47-ом Теллер якобы всё "знал". И Гинзбург в 49-м якобы "знал". Но, в 52-м, почему-то взрывают дорогущую, "мокрую" 80-ти тоннку.
Ну это ладно, допустим здесь решался принципиальный вопрос возможности термояда. Но и в 54-м продолжают лепить криогенные "мокрухи"! Лихорадочно и затратно. (А я и не знал, спасибо "защитнику" Дуремару за информацию).
Да, спорить бессмысленно, что "отцы" знали больше сержанта. Но, на гóре, им не хватало малого - нестандартных идей. И получается, первым их высказал Лаврентьев. Две! О полевом удержании плазмы в УТС и о наработке трития непосредственно в процессе взрыва.
Как они были высказаны конкретно, мы, скорее всего, не узнáем. Надо понимать, что здесь достаточно даже устных высказываний, толчка. И правильно, когда идея была осмыслена, Лаврентьев оказался категорически лишним, чинно и благородно был "откомандирован" в Харьков. Прэлестное решение...
Надо полагать, нечто похожее сейчас складывается и с УТС. Академики много знают и про плотности, и неустойчивости, и критерии Лоусона... Но токамак –  тупик. Это уже все понимают. И продолжают строить.
А нужна, по-видимому, нестандартная идея, мысль. И, может быть, не очень затратная на начальном этапе.

« Последнее редактирование: 09 Августа 2017, 09:57:07 от Анатолий Михайлович Петров » Записан

Петров А.М.
Анатолий Михайлович Петров
Модераторы
Ветеран
*

Репутация: +67/-47
Offline Offline

Пол: Мужской
Сообщений: 1076

Петров А.М.


« Ответ #16 : 21 Августа 2017, 11:07:56 »

https://indicator.ru/article/2017/08/09/vodorodnaya-bomba-rds-6s/
Опасная «слойка»: как советская водородная бомба потрясла мир.
64 года назад прошло испытание первой советской водородной бомбы.
…Весной 1950 года начались работы над созданием бомбы, получившей в дальнейшем название РДС-6с. В числе её разработчиков оказался и будущий лауреат Нобелевской премии мира Андрей Сахаров, предложивший идею конструкции заряда ещё в 1948 году, но позднее выступавший против ядерных испытаний.
Сахаров предложил покрыть ядро из плутония несколькими слоями лёгких и тяжёлых элементов, а именно ураном и дейтерием – изотопом водорода. Впоследствии, правда, дейтерий предложили заменить на дейтерид лития – это значительно упростило конструкцию заряда и его эксплуатацию. Дополнительным преимуществом было то, что из лития после бомбардировки нейтронами получается ещё один изотоп водорода — тритий. Вступая в реакцию с дейтерием, тритий выделяет гораздо больше энергии. К тому же литий ещё и замедляет нейтроны лучше. Такая структура бомбы и подарила ей прозвище «Слойка».
Определённая сложность состояла в том, что толщина каждого слоя и их окончательное количество также были очень важны для успешного испытания. По расчётам, от 15% до 20% выделения энергии при взрыве приходилось на термоядерные реакции, а ещё 75-80% — на деление ядер урана-235, урана-238 и плутония-239. Предполагалось также, что мощность заряда составит от 200 до 400 килотонн, практический результат оказался на верхней границе прогнозов.
В день Х, 12 августа 1953 года, первую советскую водородную бомбу проверили в действии. Семипалатинский испытательный полигон, на котором произошёл взрыв, находился в Восточно-Казахстанской области. Испытанию РДС-6с предшествовала попытка 1949 года (тогда на полигоне провели наземный взрыв бомбы мощностью 22,4 килотонны). Несмотря на изолированное положение полигона, население региона на себе прочувствовало всю прелесть ядерных испытаний. Люди, жившие сравнительно недалеко от полигона на протяжение десятков лет, вплоть до закрытия полигона в 1991 году, подвергались радиационному облучению, а территории за много километров от полигона оказались загрязнены продуктами ядерного распада.
За неделю до испытания РДС-6с, по рассказам очевидцев, военные выдали семьям проживавших неподалеку от полигона деньги и продукты, но никакой эвакуации и информирования о предстоящих событиях не последовало. Радиоактивный грунт с самого полигона увезли, а ближайшие сооружения и наблюдательные пункты восстановили. Водородную бомбу было решено взорвать на поверхности земли, несмотря на то, что конфигурация позволяла сбросить её с самолета.
Предыдущие испытания атомных зарядов разительно отличались от того, что зафиксировали ядерщики после испытания «слойки Сахарова». Энерговыход бомбы, которую критики называют не термоядерной бомбой, а атомной бомбой с термоядерным усилением, оказался в 20 раз больше, чем у предыдущих зарядов. Это было заметно невооружённым взглядом в солнечных очках: от уцелевших и восстановленных зданий после испытания водородной бомбы осталась только пыль.
США опередили СССР с испытанием термоядерного устройства всего на восемь месяцев, но советские учёные в результате испытания РДС-6с практически догнали американских ядерщиков, точнее, вынудили американских учёных притормозить с внедрением лития как ведущего элемента в термоядерной гонке. Нужно ещё отметить, что американцы испытали именно устройство, а не готовую к применению бомбу: РДС-6с была готова к боевому применению. Несмотря на колоссальные экологические последствия в районе Восточного Казахстана один плюс у водородной бомбы всё-таки был – риск ядерной войны между сверхдержавами РДС-6с свела к нулю (конец цитаты).
В целом верно. Но не пора ли устранить искажающие историю создания советской водородной бомбы «умолчания», объективно переоценить роль Сахарова в этом процессе, с изменением этой оценки с позитивной на негативную?
Для контраста – заметка об одном из настоящих героев создания советского «ядерного щита».
https://indicator.ru/article/2017/02/27/juliy-hariton/
«Перехаритонить Оппенгеймера!»: как создавалась советская атомная бомба.
113 лет назад родился один из создателей советской атомной бомбы Юлий Харитон.
…Перед войной Харитон вместе с Зельдовичем проводили расчёты цепной ядерной реакции. В военные годы внимание учёного сосредоточено на изучении взрывчатки, боеприпасов. Однако вскоре его позвал к себе в лабораторию один из родоначальников атомного проекта Игорь Курчатов: «Война в разгаре. Мы занимаемся нужным для победы делом — и вдруг такое предложение! Я возражаю: считаю своим долгом до конца войны работать для фронта… А Курчатов объясняет: мы должны заботиться о будущей безопасности страны, нельзя упускать время».
Так началась работа Харитона во Всероссийском научно-исследовательском институте экспериментальной физики в городе Арзамас-16 (Сарове), научным руководителем которого он стал через несколько лет.
«Харитон Юлий Борисович, 1904 года рождения, беспартийный, профессор, доктор философии Кембриджского университета, работает в Институте химической физики с 1921 года», — гласит характеристика учёного 1946 года. Таким образом, выходец из еврейской буржуазной семьи (дед был зажиточным купцом), чей отец был репрессирован, мать жила в Иерусалиме, а сам он учился за границей, получает доступ к важнейшим государственным тайнам. Однажды попав в атомный проект, учёный стал настолько нужен властям, что эти строчки в биографии не мешали его работе.
Исследования по созданию атомного оружия велись при участии лучших физиков и математиков страны: Якова Зельдовича, Андрея Сахарова, Игоря Тамма, Мстислава Келдыша и многих других. Огромный объём работы, начиная с теоретических исследований и заканчивая поиском инженерных решений, был проведён за очень короткое время. Проект завершился успешным испытанием атомной бомбы в 1949 году. «У нас была сверхзадача: в кратчайшие сроки создать сверхмощное оружие, которое могло бы защитить нашу Родину. Когда удалось решить эту проблему, мы почувствовали облегчение, даже счастье, ведь, овладев новым оружием, мы лишили другие страны возможности применить его против СССР безнаказанно, а значит, оно служит миру и безопасности. Все, кто принимал участие в Атомном проекте, сознавали это и работали, не считаясь ни со временем, ни с трудностями, ни со здоровьем», — описывал это время Харитон.
Харитон замечал некоторые сходства своей биографии с историей жизни руководителя другого, американского, атомного проекта: «Юлиус Роберт Оппенгеймер (его первое имя совпадает с моим первым) родился в том же 1904 году, что и я. Его мать, как и моя, имела отношение к искусству и, по-видимому, привила ему интерес к музыке, живописи и поэзии. В 1926 году Оппенгеймер ненадолго оказался в Кембридже в лаборатории Резерфорда, где я работал с 1926 по 1928 год». (Физик и конструктор генерал Евгений Негин вспоминал, что Оппенгеймера считали отличным организатором и учёным, и среди физиков Арзамаса ходил лозунг «Перехаритонить Оппенгеймера!»).
Харитон руководил проектом и во время работы над водородной бомбой. Тогда во главе двух отделов, непосредственно работавших над созданием оружия, стояли Андрей Сахаров и Яков Зельдович, так что, по мнению Харитона, неверно приписывать все достижения Сахарову. Харитон присутствовал и при испытании водородной бомбы: «Наблюдательный пункт находился на расстоянии 70 километров от эпицентра. На краю посёлка стояло здание, а внизу амфитеатром были расставлены скамьи. Там собралось много военных, они наблюдали за взрывом и только ещё пытались понять, что такое атомная бомба… Мы с Игорем Васильевичем [Курчатовым] стояли наверху. Бомбу сбрасывали с самолёта, и взрыв был в воздухе. Ударная волна пришла через три минуты, сорвала с военных фуражки. Потом они долго не могли их найти… После испытаний мы поехали на место, то есть под точку взрыва, и увидели, как "вздулась" земля…».
Юлий Харитон ответственно и критично относился к сделанным им открытиям. За несколько месяцев до смерти, в 1996 году, он писал: «Сознавая свою причастность к замечательным научным и инженерным свершениям, приведшим к овладению человечеством практически неисчерпаемым источником энергии, сегодня, в более чем зрелом возрасте, я уже не уверен, что человечество дозрело до владения этой энергией. Я осознаю нашу причастность к ужасной гибели людей, к чудовищным повреждениям, наносимым природе нашего дома – Земли. Слова покаяния ничего не изменят. Дай Бог, чтобы те, кто идёт после нас, нашли пути, нашли в себе твёрдость духа и решимость, стремясь к лучшему, не натворить худшего» (конец цитаты).

« Последнее редактирование: 21 Августа 2017, 11:38:08 от Анатолий Михайлович Петров » Записан

Петров А.М.
Страниц: 1 [2]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!