Форум движения за возрождение отечественной науки
23 Мая 2019, 19:09:44 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
Новости: Форум движения за возрождение отечественной науки
 
   Начало   Помощь Поиск Войти Регистрация  
Страниц: [1]   Вниз
  Печать  
Автор Тема: Левое движение в 19-20 вв.  (Прочитано 28 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Михаил Владимирович Лунин
Модераторы
Пользователь
*

Репутация: +7/-0
Offline Offline

Сообщений: 62


« : 12 Мая 2019, 16:51:07 »

Появление  в начале 19 века левого движения стало реакцией общества на многочисленные противоречия капиталистической системы, которая быстро распространялась по всему миру. Стремление их разрешить привело интеллектуалов к поиску путей перехода к новому типу общества, что привело к появлению левого движения первоначально в виде утопического социализма. Основателями левого движения стали  К. А. Сен-Симон (1760 – 1825 гг.), Ш. Фурье (1772 – 1837 гг.) , Р. Оуэн (1771 – 1858 гг.). Все они критиковали существующий социальный порядок и призывали к его изменению путем объединения людей в свободные самоуправляющиеся сообщества. В первой половине 19 века, когда реакция победила после французской революции,  именно сенсимонизм, фурьеризм, оуэнизм определяли лицо левого движения. В качестве основы для подобных сообществ эти мыслители и их сторонники считали необходимым использовать общинную форму собственности. Подобный выбор связан с тем, что общинная форма собственности в той или иной форме была распространена в Западной Европе в период Средневековья. Поэтому её использование казалось этим течениям левого движения наиболее лучшим вариантом добиться перехода к новому общественному строю. При этом сам переход должен был совершиться мирным путем с помощью создания предприятий коллективной собственности, которые должны были вытеснить частные предприятия. В 20—40-е годы 19 века предпринимались попытки создания в Англии, США, Франции множества подобных предприятий, которые заканчивались неизменным крахом. Например, в США было более 40 попыток создания фурьеристских фаланг. Первая причина  неудачи заключалась в попытке горожан никогда не занимавшихся аграрным производством создать сельскохозяйственные предприятия, что уже изначально сильно уменьшало шансы на успех. Второй причиной была системная особенность общинной собственности. Она намного более сложна в управлении, чем частное предприятие из-за равномерного распределения собственности. Причем чем крупнее такое предприятие, тем больше приходится прикладывать усилий для осуществления эффективного управления. Именно это стало причиной, что коллективные предприятия, в итоге принявшие форму кооперативов в рамках индустриального общества,  несмотря на определенные успехи, так и не вытеснили частные компании.
   Идейным следствием этой неудачи по мирному вытеснению частной собственности и изменению общественных отношений стала радикализация левого движения. Еще одной причиной стало повышение социальной и политической напряженности в целом. Преобразование общества  из-за перехода к индустриальному обществу стало настолько быстро менять социальную структуру стран Европы, что это вызвало политические потрясения во всех странах. Наиболее ярко это проявилось в виде революционных выступлений 1848 года («Весна народов»), которые охватили большинство стран Европы.
   Ответом левого движения на такой подъем народных выступлений стала появление новых идейных течений  в виде анархизма и марксизма.
   Основной вклад в разработку теории анархизма внесли П.Ж. Прудон (1809 – 1865 гг.), М.А. Бакунин (1814 – 1876 гг.), П.А. Кропоткин (1842 – 1921 гг.).
 Именно Прудон дал название этому новому течения левого движения.  Как и все теоретики левого движения, Прудон резко отрицательно относился к частной собственности, так как считал её кражей, которая противоречит принципу справедливости. Однако, отвергая крупную частную собственность, Прудон вместе с тем надеялся сохранить в неприкосновенности мелкую собственность, индивидуальную свободу производителя и одновременно избавить рабочего от власти предпринимателя. Кроме того Прудон выдвигает идею ликвидации государства, так как считает его врагом свободы и главным орудием угнетения трудящихся. В качестве способа ликвидации он предлагал раздробить централизованное государство на мелкие автономные области, в которых промышленные предприятия будут переданы в руки свободных ассоциаций рабочих и служащих. Прудон полагал, что переход к свободным ассоциациям трудящихся возможен через экономические реформы в сфере обращения: безденежного обмена товаров и беспроцентного кредита.
Вторым выдающимся теоретиком анархизма и революционным практиком был Бакунин. В своих работах он доказывал, что государство лишь временная общественная форма, которая должна полностью исчезнуть. Конечная цель революционного преобразования согласно Бакунину заключается в создании общества организованного на началах самоуправления и свободной федерации индивидов, общин и наций, на основе свободы, равенства, справедливости, отсутствия эксплуатации. Выступая за строительство социализма, Бакунин в то же время считал, что свобода без социализма — это несправедливость, а социализм без свободы — это рабство. Бакунин полагал, что идеал безгосударственного общества следует осуществить немедленно, сразу же после социальной революции.
Выдающимся теоретиком анархизма был известный русский ученый и революционер Кропоткин. В своих сочинениях он обосновывал необходимость революции для создания анархо-коммунистического строя, которое  будет основано на совместном владении всеми богатствами, при неукоснительном соблюдении принципов свободы и равенства. В то же время Кропоткин являлся активным противником марксизма, он не соглашался с ним по вопросу роли и места государства и насилия в истории. 
Как нетрудно заметить классический революционный анархизм, как и теоретики «утопического социализма» пытались использовать для построения нового общества общинную форму собственности, которая должна была с их точки зрения не только уничтожить частную эксплуатацию, но и позволить создать ассоциацию коллективных самоуправляемых сообществ вместо государства.
   Иной путь для создания нового общества избрал марксизм. Это второе самое крупное течение левого движения в 19 веке  возникло на основе теории Маркса (1818 – 1883 гг.), которая была гигантским шагом вперед в изучении развития общества. Недаром марксизм господствовал в левом движении на протяжении всего 20 века. В области философии Маркс переработал концепции  Фейербаха и Гегеля, чтобы создать концепцию диалектического материализма, где были изложены наиболее общие закономерности становления и развития природы, общества, человеческого мышления. В рамках теории исторического материализма Маркс выдвинул гипотезы о первичности материальной жизни общества, определяющей роли производственных отношений в жизни общества, историческом развитии путем смены общественно-экономических формаций. Марксом был сформулирован закон соответствия производственных отношений (отношений людей в процессе производства материальных благ) уровню развития производительных сил (совокупности средств производства и людей, занятых в производстве).  Кроме того с точки зрения Маркса производственные отношения носят антагонистический характер, что обуславливает формирование классов и их борьбу между собой. Эту теорию Маркс обосновал путем исследования капитализма, что позволило ему вывести основные признаки данного социального строя: господство товарно-денежных отношений и частной собственности на средства производства, наличие развитого общественного разделения труда, рост обобществления производства, превращение рабочей силы в товар, эксплуатация наёмных рабочих капиталистами. Согласно воззрениям Маркса капитализм уже в 19 веке не соответствовал уровню производительных сил, что  обуславливало необходимость социальной революции и перехода к социализму. Орудием построения нового общества в переходный период  должна была стать диктатура пролетариата, которая преодолеет сопротивление господствующего класса и обеспечит обобществление средств производства.
   В отличие от анархизма марксистское течение решило использовать для строительства социализма общую обезличенную собственность или в терминологии марксизма общественную  собственность.  На деле подобная собственность является государственной формой собственности, так как управлять подобной собственностью способно только государство. В дальнейшем при осуществлении на практике марксисткой теории это привело к невозможности установления  реального народовластия в СССР, что было одной из целей создания социализма.
   После поражения революционных выступлений 1848 года в Западной Европе анархизм и марксизм постепенно поглотили предыдущие идейные течения и господствовали в левом движении до начала 20 века. Особенно явно это проявилось в период деятельности Первого Интернационала (Международное товарищество рабочих). После образования в 1864 году секции Интернационала быстро возникли в Соединенных Штатах и на всем Европейском континенте, включая Россию. В Германии Интернационал способствовал созданию профсоюзов и сыграл немаловажную роль в основании германской социал-демократической рабочей партии.
В это же время вступают в Интернационал и анархисты, где их вождем становится Бакунин. Практически сразу выявилось непримиримое идейное расхождение между этими течениями левого движения. Если марксисты стремились овладеть государством для осуществления с помощью него преобразования общества, то анархисты считали необходимым упразднение государства в ходе социальной революции и рассматривали подобные устремления марксистов в качестве крайне опасной стратегии, которая приведет к установлению диктатуры. Противостояние в Первом Интернационале особенно усилилось после поражения Парижской коммуны в 1871 году. Из-за того, что Первый Интернационал поддержал восстание из организации вышли британские профсоюзы и умеренные элементы, а во Франции и Германии на сторонников Интернационала обрушились политические репрессии. В этих условиях борьба между анархистами и марксистами приняла открытый характер. В сентябре 1871 года на конгрессе в Лондоне победили марксисты, которые вопреки протестам анархистов приняли резолюцию о необходимости формирования особой политической партии, «чтобы обеспечить победу социальной революции и достижение ее конечной цели — уничтожение классов.» На следующем конгрессе в сентябре 1872 года проходившем в Гааге Бакунин и его сторонники были исключены из Интернационала. Эта победа стала прологом конца Первого Интернационала, так как анархисты имели серьезное влияние в Южной Европе. По инерции он просуществовал еще несколько лет, пока в 1876 году не был  официально распущен.
   Последующее историческое развитие показала справедливость многих опасений анархистов. Создание общества на основе марксисткой теории действительно привело к установлению партийной диктатуры, но критикуя марксизм, анархисты не смогли предложить свою работоспособную модель общества. Общинная форма собственности в условиях индустриального общества не продемонстрировала способность стать господствующей формой собственности, а стремление ликвидировать централизованное государство привело бы лишь к хаосу. Поэтому течения левого движения подобные анархизму представляли собой скорее отголоски крестьянского мировоззрения, чем реальную альтернативу капитализму. Недаром анархизм и другие левые течения стремящиеся построить социализм на основе  общинной формы собственности были наиболее сильны в странах Южной и Восточной Европы, которые отставали от Северной Европы в создании крупного промышленного производства. В России, которая в тот период времени оставалась крестьянской страной, это проявилось особенно ярко. В ней значительным влиянием обладали анархисты и народники, которые затем организовались в партию социалистов-революционеров. Русские народники считали, что используя крестьянскую общину, которая наиболее  лучше всего сохранилась в России, можно сразу перейти к социализму минуя капитализм. Благодаря такой идеологии эсеры пользовались значительной поддержкой крестьянства, что сделало их самой мощной революционной партией в России начала 20 века.
   Вместе с тем по мере развертывания в Европе процесса индустриализации значение общинных течений левого движения стало падать и на первый план выходят марксистские партии, опирающиеся на промышленных рабочих. Благодаря их повсеместному распространению в июле 1889 г. удалось создать Второй Интернационал, на этот раз состоящий только из сторонников марксизма. Более того к началу 20 века в большинстве стран Европы марксистские партии уже безоговорочно стали господствовать в левом движении.
Как раз в этот момент в них возникает идейное течение ревизионизма. Его основателем стал немецкий публицист и политический деятель Эдуард Бернштейн (1850 – 1932 гг.). Он был видным деятелем СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) и вначале занимал радикальную революционную позицию став близким личным другом Энгельса. В 1891 году СДПГ приняла марксистскую Эрфуртскую программу, которую разработали Карл Каутский и Бернштейн. Однако затем Бернштейн в серии своих работ в 1898 – 1901 гг. подверг критике идеи Маркса. В частности он утверждал, что положение марксизма о постоянном возрастании неравенства является неверной, что означает отсутствие неизбежности социальной революции. Добиться же улучшения положения трудящихся можно с помощью постепенно проводимых реформ в рамках политической системы демократии. Итогом эволюции взглядов Бернштейна стало его утверждение о невозможности создания научного социализма. Эти взгляды получили широкое распространение в среде марксистских партий Европы. По своей сути, несмотря на оговорки в виде возможности достижения социализма путем реформ, подобный ревизионизм означал отказ от центральной идеи левого движения в виде создания другого социального устройства. Естественно, что такие идеи вызвали отпор со стороны марксистов придерживающихся революционного пути установления нового строя. В результате началось размежевание в социалистических партиях, которое позднее привело к расколу на социал-демократию и коммунистов. Раньше всего он произошел в России в виде разделения на меньшевиков и большевиков. В Западной Европе раскол оформился после первой мировой войны.
Непосредственным толчком к окончательному разрыву стала первая мировая война. В начале войны социал-демократические партии Европы,  нарушив собственные программные установки, поддержали свои правительства в развязывании войны. Следствием стал окончательный раскол между ортодоксами и приспособленцами. После же того, как в России власть взяли большевики, которые стали осуществлять строительство нового общества на основе идей Маркса, оформление отдельного коммунистического движения произошло за считанные годы.
Создание в России нового вида общества на основе государственной формы собственности было невиданным явлением в истории Европы, так как это была первая попытка осуществить сознательный переход к иному общественному устройству. Суть нового общества прекрасно раскрыл Ленин в своей статье «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» (1917 г.): «социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.» Из этой цитаты ясно видно, что большевики представляли социализм в виде государства-корпорации вобравшей в себя все общество. Такое видение логично вытекало из марксизма, но построение такого типа общества привело к отстранению народа от его управления из-за абсолютной власти управляющего слоя над обществом. В результате, несмотря на решение проблемы частной эксплуатации, корпорация СССР в итоге потерпела историческое поражение, так как отсутствие контроля народа над управляющим слоем привело к предательству номенклатуры.
Крайне негативно установление режима партийной диктатуры также сказалось и в мировом масштабе, так как страх перед установлением диктатуры отталкивал от коммунистического движения многих потенциальных сторонников. Тем не менее, именно коммунисты сыграли во многом решающую роль в поражении правых диктатур, которые были установлены в Европе в первой половине 20 века. Это позволило коммунистам превратиться в значительную силу после второй мировой войны, а СССР смог создать советский лагерь, объединивший страны Европы и Азии.
На этой волне подъема популярности коммунистического движения сумела укрепить своё политическое влияние и социал-демократия. После исхода из социал-демократических партий сторонников революции в коммунистические организации эти партии оказались не в состоянии самостоятельно дать отпор правой волне, что привело их к разгрому диктатурами. В результате только после военного поражения фашистских режимов социал-демократы начинают приходить к власти в Западной Европе и проводить реформы позволившие адаптировать капитализм к новым социально-экономическим условиям. В ходе этих реформ было создано социальное государство, сформирован средний класс, осуществлена частичная национализация экономики, стало применяться государственное регулирование экономического развития. Платой за эти преобразования стала интеграция социал-демократии в политическую систему либеральной демократии, что превратила эти партии в важные элементы сохранения капиталистической системы.
Также в первой половине 20 века происходит резкое падение влияния анархизма в левом движении. Анархисты так и не смогли в отличие от коммунистов или социал-демократов претворить свои идеи в жизнь, так как превращение общества в федерацию общин противоречило индустриальному способу производства предусматривающего общественное разделение труда. Из-за этого после второй мировой войны анархизм превращается в маргинальное идейное течение.
   Вместе с тем во второй половине 20 века, несмотря на успехи марксизма в лице социал-демократов и коммунистов, начинается кризис левого движения. В Западной Европе не только социал-демократия отходит от изначальной идеи левого движения в виде создания нового общества, но и в среде коммунистов также постепенно верх начинают одерживать сторонники приспособления к капиталистической системе. Это проявилось в виде возникновения двух новых идейных течений.
Первое движение сделало главный акцент на культурной борьбе с гегемонией правящего класса. К сожалению одним из основателей этого течения стал руководитель Итальянской коммунистической партии Антонио Грамши (1891 – 1937 гг.). В своих «Тюремных тетрадях», анализируя механизм классового господства, Грамши пришел к выводу, что оно проявляется не только в материальной сфере, а также в культуре и идеологии. Благодаря идейному лидерству в гражданском обществе, которое он назвал гегемонией, буржуазия обеспечивает добровольное подчинение других классов. Поэтому с точки зрения Грамши рабочий класс должен вести борьбу не только за политическую власть, но и за культурную гегемонию. Если мысль Грамши об идеологической гегемонии правящего класса соответствует действительности, так как без него не может существовать любая социальная система, то гипотеза о культурной гегемонии является довольно спорной. На культурную сферу жизни общества влияют настолько много природных, социальных, экономических, исторических факторов, что сознательное управление культурой является практически нереальной задачей. Более того сторонники этой идеи еще больше абсолютизировали необходимость борьбы с культурной гегемонией буржуазии, что привело в дальнейшем к возникновению в 60-тые годы 20 века «новых левых». (На это движение  также оказали влияние неомарксистские идеи, в частности концепции Франкфуртской школы.) «Новые левые» выступали против культурных традиций общества и принимали участие во всех массовых движениях того времени. В частности с «новыми левыми» связан рост таких движений, как хиппи, феминизма, защиты прав сексуальных меньшинств. В дальнейшем участники этих движений стали либералами и активными защитниками капитализма.
Вторым движением уже непосредственно в среде коммунистических партий стал так называемый еврокоммунизм. Сторонники этого движения считали возможным достижения целей марксизма с помощью либеральной демократии и осуждали партийные диктатуры советского лагеря за отсутствие политических свобод. Фактически это означало постепенный переход на социал-демократические позиции и отказ от революционного изменения общества, которое является единственным путем перехода к другому социальному строю. Следствием стал отказ коммунистических партий Европы от поддержки советского лагеря в холодной войне. Например, в 1968 году Итальянская компартия, Французская компартия, Испанская компартия, Шведская компартия не поддержали ввод войск ОВД в Чехословакию. В конечном итоге этот путь привел сторонников еврокоммунизма к отказу от изменения общества и подчинению правящему классу.
Еще одним опасным симптомом стало нарастание националистических настроений в среде коммунистических партий. Например, Коммунистическая партия Японии не только поддержала в 1968 году территориальные претензии к СССР со стороны элиты Японии, но и выдвинула требование возвращения Японии всех Курильских островов. Кроме того в это же время происходит принятие в качестве официальной доктрины Трудовой партией Кореи идеологии чучхе, которая стала своеобразным соединением марксизма и национализма. Таким же путем пошло китайское руководство, которое сначала фактически вывело Китай из советского лагеря, а затем стало строить «социализм с китайской спецификой». В менее заметной форме, но неуклонно происходило нарастание национализма в странах Восточной Европы.
Апофеозом кризиса левого движения стал развал Советского Союза и переход стран Восточной Европы обратно к капитализму. Его итогом стал превращение большинства сторонников коммунистических партий в социал-демократов, а социал-демократия в свою очередь окончательно перестала быть частью левого движения. Эта катастрофа отбросила левое движение вновь к середине 19 века, когда оно было слабым политическим движением. Пока такая ситуация сохраняется до сих пор, но все может измениться из-за кризиса капиталистической системы. Как и в случае с первым системным кризисом капитализма (1914 - 1945 гг.) из-за экстенсивного характера данной системы неизбежен сильнейший второй кризис этого социального устройства, так как капитализм вновь завладел всем миром. В этих условиях вопрос создания более совершенной социальной системы вновь обретет актуальность, что будет способствовать подъему левого движения. При этом данную возможность левое движение сможет в полной мере использовать только при условии анализа допущенных ошибок и выработки новых идей соответствующих требованиям времени. Как в 19 веке в ответ на запрос общества появились марксизм и анархизм, так и сейчас левому движению нужны новые идеи, которые будут способны  завоевать массы. Если такие идейные течения появятся, то шанс создания более совершенного социального устройства резко увеличится.
Записан
Страниц: [1]   Вверх
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.11 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!